Тетя Люба, которая стала мамой

Тетя Люба для меня как мама, — сероглазый добродушный парень широко улыбается и смущенно добавляет: — У меня есть хорошая семья, и знакомиться с родной матерью я не хочу»

Виталик живет в семье Ворошниных уже пять лет. Любовь Павловну и Юрия Павловича он зовет по имени-отчеству, иногда сбиваясь на «тетя» и «дядя». Они — его приемные родители — те, кто выступают полноправными опекунами и воспитателями, пока ребенку не исполняется 18 лет.

Еще в 2005 году Любовь Павловна взяла Виталю в семью на патронатное воспитание. Она уже давно работала в Добрянском детском доме, и каждый день видела, чем живут, о чем мечтают ребята, лишенные родительской ласки. Особенно непросто тем, кто повзрослей: в семьи предпочитают забирать совсем маленьких, и каждый новый год для ребенка в детском доме — это сокращение шансов обрести родителей. Но надежда на лучшую судьбу у них всегда остаются.

Подтверждение тому — история про Виталия.

К Ворошниным он попал в 10 лет. Это была уже пятая семья, которая решилась на заботу о трудолюбивом, серьезном мальчишке. Сложно сказать, что именно не складывалось с теми, кто пробовал брать Виталию на патронатное воспитание, но только Любовь Павловна смогла «найти к нему ключик». О том, чтобы взять на патронат кого-нибудь из обитателей Добрянского детдома, она задумывалась еще когда ее собственные дети Артем и Надя ходили в школу. Но окончательно решилась на это только тогда, когда они выросли и отправились из родительского дома в самостоятельную жизнь. Тогда она уже могла посвятить все свое внимание «чужому» ребенку, чтобы не обделить им своих, родных.

Виталик оказался очень хозяйственным, ответственным и внимательным мальчиком. Со временем он обжился в доме, слушался и добродушную Любовь Павловну, и строгого Юрия Павловича. Его полюбили и родственники Ворошниных — он без стеснения стал приезжать к ним в гости и даже оставался пожить подольше, например, на каникулы.

Патронат над Виталиком Любови Павловне нужно было продлять раз в год. И каждый раз они оба решали, что возвращаться в детский дом ему не стоит. А в 2009 году, когда патронат в России отменили, выбор пришлось делать и вовсе основательный: оставаться в семье Ворошниных до 18 лет в качестве уже приемного ребенка или переезжать обратно в детдом. И Виталик решил остаться.

Сейчас ему 15 лет. До начала самостоятельной жизни остается еще три года. Но и Витале, и Любови Павловне все ясно: они стали одной семьей, и официальные статусы «приемный ребенок» и «приемный родитель» для них лишь формальность. Виталик — родной сын, на которого и хозяйство оставить можно, и родственники его любят, да и жизнь без него уже представляется Ворошниным нерадостной.

Неизвестно, какими были глаза Виталика, когда он только появился в доме Ворошниных. Но сейчас достаточно один раз заглянуть в них, чтобы понять — нет большой разницы «приемный ты ребенок» или «усыновленный». У тебя есть семья, родители, которые любят тебя, доверяют и верят, что ты будешь их сыном всегда, несмотря на наличие или отсутствие формальных статусов.

Журнал «Компаньон magazine» № 3 (45) 2010