Первая встреча с ребенком

О том, как подготовиться к этому важнейшему моменту — знакомству с ребенком — рассказывает специалист по семейному устройству детей Галина Сергеевна Красницкая.

— Галина Сергеевна, где и как обычно происходит знакомство родителей с ребенком?

— Знакомство с ребенком лучше проводить на территории ребенка, хотя в разных учреждениях это организуется по-разному. Например, в домах ребенка обычно выносят в какую-то комнату и дают возможность родителям на него посмотреть.

Желательно сразу не бросаться к ребенку, сначала надо присмотреться друг к другу. Семейные пары должны приходить вдвоем, особенно на первую встречу, чтобы у ребенка сразу складывалось впечатление о семье, не об одном родителе.

Для детей постарше знакомство может проходить несколько иначе. Я, например, видела, как ребенка приводили в методический кабинет в детском доме, давали ему какое-то задание, чтобы он что-то поделал, рассказал, нарисовал, а родители наблюдают. Накануне первого знакомства с ребенком мы предупреждаем, чтобы ребенку не говорили о том, что к нему придут родители! Потому что семья еще не дала согласие на то, что она возьмет этого ребенка, она еще в процессе выбора.

— Нужно ли с собой брать подарок?

— Можно принести какую-то игрушку. Для этого нужно сперва узнать интересы ребенка. Я иногда советую брать с собой фотоаппарат или телефон, что-то такое звучащее, привлекающее внимание, и дать ему возможность подержать в руках. Так можно наладить контакт, а заодно посмотреть на ребенка: насколько он любознательный, как он реагирует. Надо попробовать, если такая возможность будет, с ребенком поиграть. Желательно, чтобы все общение происходило на уровне глаз ребенка, контакт глаза в глаза здесь очень важен.

— Чего не нужно бояться при первой встрече?

— При первой встрече не нужно бояться того, как отреагирует ребенок. Ребенок может не пойти на контакт, и это естественно. И, кстати, чем у ребенка сохраннее интеллект, тем он труднее идет на контакт. И это не должно родителей пугать. Когда ребенок присмотрится, привыкнет, он пойдет на контакт. Ребенок может испугаться, например, мужчину, потому что в детских учреждениях чаще всего мужчины большая редкость. Поэтому папы пусть не расстраиваются, это естественное поведение ребенка. А некоторые дети иногда, наоборот, тянутся к мужчине, потому что он для них — кто-то новый и потому интересный. Особенно любят трогать за бороду, за усы, очки у пап забирать.

Наоборот, должно насторожить, когда ребенок сразу кидается к незнакомым людям: «Ой, мама-папа»! Это отнюдь не показатель того, что ребенок вас принял. Это может быть сигналом того, что у ребенка не сформировано чувство привязанности. Потом это часто повторяется уже в семье: когда идут гулять с ребенком на улицу, он подбегает ко всем подряд, кричат «папа-мама» или может пойти к человеку, который чем-то поманит. Такие вот есть две крайности, и их надо обязательно учитывать.

— Достаточно ли одного только общения с ребенком в первый день?

— В учреждении сначала придется встретиться не с самим ребенком, а либо с руководителем учреждения, либо его заместителем, с врачом, социальным педагогом. И нужно обязательно узнать у них как можно больше подробностей о ребенке.

— О чем нужно спросить врача?

— С каким весом-ростом родился ребенок, чем он болел, как лечили его. Есть ли у ребенка прививки, положенные по возрасту. Есть ли у ребенка какие-то аллергические реакции. У социальных работников или сотрудников органов опеки, если они будут там присутствовать, обязательно нужно узнать, почему ребенок стал сиротой или остался без попечения родителей, как это произошло: отца и мать лишили родительских прав, мать написала заявление о том, что согласна на устройство ребенка в другую семью, или есть акт об оставлении или о подкидывании.

Нужно узнать, когда ребенок поступил в учреждение, где он до этого находился: в семье, в больнице, или он был уже в каком-то учреждении и его перевели оттуда…

Нужно узнать как можно больше о биологических родителях ребенка. Это пригодится потом, в процессе наблюдения за развитием ребенка. Иногда жалуются, что ребенок маленький, а посмотришь в отказное заявление, там написано, что рост мамы — 1 м 52 см! Нужно постараться выяснить социальный статус биологической семьи, ее отношении с окружающими, есть ли у ребенка дедушка и бабушка и как они относятся к устройству его в новую семью. Часто бывает так, что родители выбрали ребенка, установили контакт с ним, а оказывается, что к ребенку ходит бабушка, которая не дает согласие на устройство его в семью, потому что не хочет, чтобы чужие люди воспитывали ее внука.

— Имеет ли она право не давать согласия?

— Это будут органы опеки или суд решать. Чаще всего вопрос ставится так: или сама бери, или, если сама не можешь забрать, дай шанс ребенку попасть в семью, раз твои дети не могут заниматься его воспитанием. Это склочный вопрос, требующий нервотрепки и от органов опеки и от родителей.

— Руководитель учреждения, врач, специалист опеки… С кем еще необходимо поговорить?

— Очень полезно побеседовать с воспитателями группы и с нянечками, потому что лучше, чем они, ребенка никто не знает. Важно как можно больше узнать об особенностях ребенка, как у него складываются отношения с детьми, со взрослыми. Узнать у воспитателей, что он ест, что любит, что не любит, есть ли у него проблемы со сном, умеет ли он обслуживать себя. Есть ли у ребенка какие-то способности, какие-то предпочтения.

— А если они дают отрицательные характеристики?

— Как к положительным, так и к отрицательным характеристикам нужно «свои глазки прикладывать». После первой встречи, конечно, нужно напроситься еще на несколько встреч с ребенком. Такую возможность учреждение должно предоставить. Постарайтесь договориться о том, чтобы приходить в разное время, например, во время еды, прогулки, то есть, когда ребенок активен, и когда его укладывают спать.

— А можно посмотреть, как ведет себя ребенок в группе?

— Надо обязательно попроситься в группу, потому что ребенок где-то в комнате будет вести себя не так, как он обычно ведет себя в группе. Не любят в наших домах ребенка пускать в группу, поэтому тут приходится добиваться своего. Чаще всего разрешают погулять с ребенком на улице, хотя на улице ребенок будет не совсем адекватно себя вести. Нужно, конечно, смотреть еще и самим, не очень доверяться, потому что иногда говорят одно, а на самом деле бывает совершенно другое.

— А что нужно говорить ребенку, когда наступает момент прощания?

— Если вы еще не определись, не решили окончательно, то надо просто попрощаться, можно просто молча уйти. Если вы еще не уверены, не стоит обещать, что вы придете снова. Продолжать встречи можно только в том случае, если вы решили забрать этого ребенка. И еще мне хотелось бы обратить внимание: не надо ждать, что прямо с первого раза у вас «екнет». Не стоит думать, что если сердце не дрогнуло, то это не ваш ребенок. Любовь может родиться позже. Есть много примеров этого. Это похоже на рождение собственного ребенка: «Ой, я ничего к нему не чувствую»! И вообще любовь — это чувство, которое становится тем крепче, чем больше в него вкладываешь!

— Галина Сергеевна, спасибо за ценные советы! Уверена, они обязательно пригодятся тем, кому только предстоит первая встреча. Всего доброго! А будущим родителям я от всей души желаю удачи!

***

У нас в программе прозвучали десятки счастливых историй о том, как у наших подопечных появились семьи. Первая встреча с ребенком, сколько бы времени ни прошло, остается одним из самых ярких воспоминаний. У каждой семьи это событие происходило по-своему. Возможно, маленькие истории, которые рассказали приемные мамы, будут для вас не только интересны, но и полезны.

— На первой встрече она рыдала до крика. Я вечером звоню мужу. Он: «Ну, как девочка-то? Что она умеет?» Я говорю: «Плакать умеет. Голос громкий». Больше я ничего за это время не успела заметить, потому что было 15 минут сплошной истерики. Она рыдает, а я вижу — моя! — такой была первая встреча москвички Анны Лошаковой со своей приемной дочерью. — Я думаю: «Ну ладно, привыкнет. Она же моя, как же иначе?» Я к ней ездила месяц. И, по-моему, за месяц она ко мне так и не привыкла. Первый раз она мне улыбнулась в тот день, когда я ее забирала. И то только краем губы. Я не могла понять, что ребенок должен уметь, как он должен реагировать и как не должен. Я бесконечно это обсуждала с мужем. «Ну, возьмем вторую, умную», — сказал он. И это удивительным образом помогло. Я подумала: «Действительно, возьмем вторую, умную!» Вот так это случилось.

Я была готова к тому, что у нее возникнут проблемы и с развитием, и со всем, чем угодно. Но ведь она же уже моя, куда же я ее дену, выкину, что ли? Я решила — ну, будет моя девочка не очень нормальная, значит, судьба такая. В любом случае, ей будет лучше у меня, чем где бы то ни было.

***

Илона из Ижевска поехала за своим приемным сыном Сашкой за сотни километров. В город Яранск, Кировской области.

— Я зашла, он как ко мне кинется: «Ты за мной, ты за мной? Ты моя мама? Ты меня заберешь?» Его аж трясло всего от волнения! Невозможно словами передать. Я еле слезы сдержала…

Потом он меня спросил: «Ты ведь моя мама?» Я говорю: «Да!» — «А почему ты меня забыла? — «Я тебя не забыла, Саш!» — «А почему я так долго там был?»

***

Москвичка Ирина увидела фотографию своей будущей приемной дочки в интернете. На сайте городской организации приемных родителей «День Аиста» города Новосибирска.

— В общем, если подумать, — авантюра абсолютная: лететь более 1000 км из-за одной только фотографии… Но интуиция не обманула. Действительно, наша девочка. Ребенок оказался еще лучше, чем на фотографии. Живой и веселый.

Я, честно говоря, очень боялась не понравиться: все-таки пять лет уже, не пупсик двухлетний. Напрасно боялась. Она очень хорошо приняла. Я привезла с собой фотоальбом с фотографиями всех наших родственников, которых она скоро увидит, фотографии интерьера квартиры. Ей и так предстояла смена всего одновременно, поэтому хотелось, чтобы было хоть что-то уже знакомое, привычное, когда приедет. Я ей привезла этот альбом. Она его взяла, и смотрю на следующий день, что две свои фотографии, которые у нее были, она туда вставила. Я подумала, что ребенок уже самоидентифицировался. Кстати, прошло приблизительно две недели, она эти фотографии вынула и попросила напечатать новые, где она уже дома. Мы хотели схитрить, потому что это были очень симпатичные фотографии: по одной мы ее нашли, на другой она танцует в очень красивом платье. Мы хотели их поставить в конец альбома. Она их нашла, вынула, попросила убрать, не хочет смотреть на них.

***

Когда Светлана и Виталий шли знакомиться с Алиной, из детского дома Переславля-Залесского, они и не предполагали, что эта встреча окажется судьбоносной.

— Мы просто хотели ее посмотреть, из вежливости: вроде как пообещали… Но когда пришли, муж влюбился в нее. Она ему очень понравилась. А ребенок… конечно, у нее был страх. Мы ей тоже понравились, но, тем не менее, у нее был страх перед неизвестностью, перед незнакомыми людьми. Я говорю: «Пойдем, погуляем?» — «Нет»! — «Пойдем ко мне в гости?» — «Нет». Я ее не могла уговорить ни на что. А потом я спросила: «А почему ты отказываешься?» Она призналась: «Я боюсь»! Ребенку было уже пять с половиной лет. Если 2-3-х летнего малыша можно заманить игрушкой, конфеткой, то такого уже не заманишь. Надо пообщаться, чтобы преодолеть этот страх. На фотографиях она казалась старше, а увидели мы маленького хрупкого ребятенка. Она такая хорошая девочка! Я стала уходить, и ее послали сказать мне «спасибо». Я посадила ее на коленки, и она так прижалась! Как не хватает деткам этого тепла родительского!

***

Ольга и Александр души не чают в своей Машеньке. Фотографию малышки из орловского дома ребенка они увидели на нашем сайте.

— Когда я увидела ее фотографию, рядом в тексте было написано, что Маруся до сих пор ждет свою маму. Я подумала: «А вдруг она меня ждет?» При первой встрече я боялась, что я ей не понравлюсь, она мне чем-то не понравится. Когда она зашла, все эти страхи просто улетучились, и захотелось чем-то ее завлечь, чтобы ей понравиться, чтобы она не оттолкнула нас. Она сразу стала брать нас за ручку, мы гуляли, и она ни разу не плакала. Но и не улыбалась. Совсем. Серьезная ходила. И молчала. А потом оказалась такой болтушкой! Взгляд совсем изменился, лицо — сейчас просто другой ребенок…

Маша нас встретила, не сказать, что безразлично, но она не показала никакого отношения. Но это не было безразличие. Она просто смотрела, как мы себя поведем. Но по тому, как она на нас посмотрела, когда мы уже уезжали, я понял, что мы ей понравились.

***

Семилетнему Гошке из Новосибирского детского дома мы искали маму больше года. Мы несколько раз рассказывали о нем в программе. Но откликов не было. Пока однажды Ирина из Североморска случайно не увидела фотографию мальчика на нашем сайте. Она сразу поняла, что Гошка ждет именно ее.

— Когда я приехала, директор спросила меня: «Хотите сначала почитать его документы?» — чтобы не получилось так, что я его увижу, а потом прочту эти документы и разочаруюсь. Но я ответила, что я приехала конкретно за этим ребенком и меня меньше всего интересует, что написано в его документах Я сказала, что лучше начать со знакомства с ним. Его привели в кабинет к директору. Я не выдержала и разревелась… По-моему, я его перепугала. Он, наверное, не ждал такой реакции. Но я просто-напросто разрыдалась. Разрыдалась от того, что именно таким я его себе и представляла. Я просто не выдержала, нервы сдали. Он засмущался, застеснялся, а потом ничего — пошли мы с ним ходить-бродить, он мне стал всё показывать. Он сразу назвал меня «мамой», но на «Вы». Ему же уже сказали, что мама приедет. Мальчишка из его группы подходит и говорит: «А Гоша на Вас так сильно похож!». Я думаю, устами младенца глаголет истина. Они абсолютно беспристрастны, поэтому это для меня была высшая оценка.

По материалам социального проекта «Детский вопрос».