Проблема адаптации ребёнка в семье в первый год жизни. Воровство.

Процесс усыновления приносит в дом приёмной семьи и жизнь приёмного ребёнка не только радость и счастье, но и проблемы, часть из которых может быть сугубо индивидуальна, а часть вполне обычна и похожа для большинства замещающих семей. Предварительное понимание даже приблизительного объёма сложных вопросов и способов их решения не только поможет тем, кто уже сделал свой выбор и столкнулся с некоторыми из этих задач, но убережёт от поспешных шагов и психологически подготовит тех, кто ещё только собирается встать на путь усыновления.

Проблема воровства у подростков в приёмной семье в первый год жизни, по наблюдениям психологов,- обычное явление. И тем, кто уже с этим столкнулся, и тем, кто только обдумывает возможность усыновления, панически бояться этого не стоит.

Детское воровство распространено и в обычных благополучных семьях,- просто говориться об этом меньше, часто чтобы «не выносить сор из избы». Через этот процесс, связанный с идентификацией «своё-чужое», проходят все нормальные дети. Только у ребёнка из детского дома опыт личного владения возникает значительно позже, именно в момент обретения новой семьи. До этого, находясь на общественном попечении, он не обладает ни чем: у него нет собственной спальни, собственных игрушек, собственной кружки или тарелки, собственной одежды,- все эти вещи, которые являются личными для «домашних» детей, у воспитанников детского дома находятся лишь во временном пользовании.

Сразу же хотелось бы оговориться, что использование термина «воровство» в обычном  («взрослом») понимании, предполагающем корыстный интерес, здесь тоже не совсем уместно. Действия такого рода со стороны детей в подавляющем большинстве образованы совершенно другими, психологическими мотивами, связанными с отсутствием понимания личного и повышенной тягой к обладанию чем-то своим, возникшей в детском доме, где всё общее и одновременно ничьё.

Следует уделить внимание и возникающей иногда разнице в оценках наличия или отсутствия самого факта «кражи» в отношении родных и приёмных детей. К примеру, если кровный ребёнок взял что-то без спроса, допустим, деньги или косметику, то это воспринимается часто как нечто само собой разумеющееся: «А где ещё ему брать? У нас, у своих родных, конечно». В другом случае, те же самые действия со стороны приёмного ребёнка многие родители готовы квалифицировать как «воровство», непроизвольно «навешивая ярлыки» и формируя в семье атмосферу подозрительности. И тут возникает другая опасность.

Усыновление- это очень серьёзный и ответственный процесс, предполагающий постоянный самоанализ и работу над собой со стороны усыновителей. Часто, при возникновении каких-либо проблем адаптации приёмного ребёнка в семье, вновь обретённые родители совершают очень распространённую, но от этого не менее губительную ошибку, пытаясь объяснить любые недостатки в поведении приёмного ребёнка возможными дефектами его наследственности. Такое объяснение очень ленивое и удобное, но при этом насквозь фальшиво и планово ведёт к разрушению новой семьи. Во-первых, врождённым образом детям передаются только физические задатки, а психологические формируются в процессе воспитания и являются приобретёнными. Во-вторых, систематические попытки обнаружить в приёмном ребёнке признаки проявлений вредных привычек кровных родителей заставляет новую семью маниакально учитывать любые «неправильности» его поведения. В этом случае восприятие ребёнка неосознанно становится всё более негативным, а всё хорошее - незаметным. Таким образом, истории о «неправильных генах» могут развалить любую, даже самую крепкую семью. Не существует «гена воровства», как не существует и неизлечимой привычки к воровству. Запомните,- с момента усыновления ребёнка он должен начать обладать и для приёмных родителей, и для всех окружающих, лишь «правильными», родительскими генами. А это значит, что ответы на все сложные вопросы обязательно придётся искать совместно всей семьёй, не пытаясь уходить от дискуссии по причине «ущербности» одного из её участников. Только такой подход позволит решить многие проблемы адаптации ребёнка в приёмной семье и окружающем его обществе.

Наиболее распространённые причины воровства.
История каждого ребёнка, прошедшего школу сиротства, индивидуальна и причины детского воровства могут быть разными. Психологи иногда разделяют их по возрастному принципу. Считается, что маленькие дети чаще всего могут взять что-то без спроса потому, что не знают, где проходит граница между своим и чужим. Подростки же обычно делают это осознанно, понимая, что нарушают установленные кем-то правила распределения вещей между людьми.

Осложняющим фактором для детей из детского дома является наличие негативного опыта коммуникаций. В «прошлой» жизни, когда простые и понятные вопросы к взрослым натыкались на ничем не мотивированный отказ или вообще на отсутствие какого-либо контакта, им было проще попытаться приспособиться и добиваться своего более действенными для той ситуации методами. Можно было стать «экспертом по жалости», постоянно совершенствоваться в том каким голосом и взглядом, у кого, как и что нужно просить, чтобы не отказали. Или просто научиться брать что-то незаметно и без лишних объяснений, а в случае обнаружения пропажи суметь правильно обмануть, чтобы не быть наказанным. Причём часто именно эти «умения» в среде воспитанников считались мерилом успеха, авторитета и независимости. Не надо забывать и о, своего рода, «дедовщине», произрастающей в некоторых учреждениях на почве этих испорченных понятий и вовлекающей в этот порочный круг более юных соратников по несчастью.

Следует помнить, как говорят психологи, и о комплексе «обделённости», свойственном некоторым детдомовцам. Суть его состоит в осознании несправедливости сложившейся жизненной ситуации, ощущении себя «вечно пострадавшим от общества», и напрашивающемся отсюда выводе типа «мне теперь все всегда должны», как говорится, «мне чужого не надо, но своё я возьму, чьё бы оно ни было».

Психологи выделяют несколько возможных причин детского воровства в приёмной семье:
1.«Здесь всё общее, а значит и моё,- можно брать без разрешения».
Отсутствие понимания разницы между «личным», «общим» и «чужим».
2.Сильное желание завладеть, сделка с совестью.
Желание обладания больше, чем мотивация не совершать неправильный поступок.
3.Желание обратить на себя внимание родителей.
Своеобразный протест и просьба о помощи в ситуации скрытых семейных противоречий.
4.Проверка крепости семейных связей. «Выгонят - не выгонят».
Основанная на недоверии попытка укрепить своё положение в семье, пусть даже через конфликт.
5.Попытка потрясти окружающих, «купить» дружбу.
Сбитые ценностные ориентиры, помноженные на прошлый негативный опыт.
6.Успешная кража как демонстрация умения.
Прошлый негативный опыт коммуникаций.
7.Месть сверстникам и родителям по каким-либо причинам.
Комплекс «обделённости», прошлый негативный опыт.
8.Клептомания.
Крайне редкое явление.

Некоторые психологи выдвигают небесспорное мнение, что если ребёнок подворовывает дома в период адаптации, то это почти нормально, а вот если крадёт где-то на стороне, то можно говорить о недостатке эмоциональной связи приёмных родителей с ребёнком и некоторой отчуждённости во взаимоотношениях с семьёй.

Как бороться с воровством приёмного ребёнка.
Психологи заявляют, что воровство приёмного ребёнка – это не выражение неблагодарности или попытка оскорбить, а один из элементов адаптации в новых условиях. Однако точно не стоит потворствовать этому явлению и нужно попытаться справиться с ним в разумно короткие сроки. Следует учитывать также, что социальное окружение, под постоянным и пристальным вниманием которого находится семья, не будет погружаться в причины и не «спишет» негативное поведение усыновлённого на неизбежные психологические проявления. Таким образом, надо приготовиться находиться в этот период под постоянным давлением переживания окружающих по поводу «неблагодарного ребёнка» или его «плохой наследственности», суметь спокойно разобраться в причинах, чтобы устранить эту проблему во взаимоотношениях и прекратить вредные пересуды.

Во-первых, не провоцируйте детское воровство. Постарайтесь, чтобы в течение первого года всё ценное находилось в недоступных для ребёнка местах, нужно постоянно проверять остатки денег в карманах и кошельке. В этом случае Вы будете первым, кто получит информацию даже о самом мелком инциденте, и сможете максимально быстро на это среагировать, предотвратив более серьёзные последствия.

Во-вторых, если факт воровства всё-таки был установлен, срочно на это отреагируйте:
1.Дайте чёткую негативную оценку произошедшему.
Важно спокойно оценить ситуацию, не нервничать, не называть ребёнка «преступником». Но объяснить при этом, что воровать не разрешено никому, что ничего подобного ни в коем случае нельзя делать в будущем, а последствия уже произошедшего теперь придётся исправлять. Расскажите ему, каким трудом людям достаются деньги и другие вещи, приведя в пример этот конкретный случай.
2.Исключите любые возможности использования украденного.
При определённых условиях имеет смысл организовать возврат украденного и принесение извинений со стороны ребёнка. Естественно, задействовать при этом следует только непосредственных свидетелей инцидента, убедившись в их адекватности и готовности воспринять эти действия только в качестве этапа нормального воспитательного процесса.
3.Объясните ребёнку, что переживает человек, которого обокрали.
Расскажите ему, какие проблемы ждут того, кто лишился своих вещей, как неприятно осознавать, что кто-то копался в твоих карманах или ящиках стола, что ценность украденного для владельца всегда намного выше, чем для похитителя.
4.Постарайтесь понять, что именно подтолкнуло ребёнка к краже.
Может быть ему нужно чувство азарта и адреналина? Тогда стоит прокатиться на лошади или сходить на «американские горки». Или ему не хватает авторитета среди сверстников? Тогда объясните, чем реально можно завоевать популярность в среде одноклассников. Мотивы бывают более сложными, к примеру, ребёнку требуется вернуть кому-то долг. Это значит, что проблема образовалась ещё раньше,- стоит объяснить, как её решить сейчас и не сталкиваться в дальнейшем.
5.Убедите ребёнка, что поддержите его при любых обстоятельствах.
Объясните ему, что из-за совершённого проступка любовь семьи не прекратится, но последствия этой ошибки точно придётся исправлять самому. При этом, не снимая с себя груза ответственности, окажите ребёнку поддержку в устранении мотивов и возможностей повторения неприятного инцидента в будущем.

Помните, не злостный характер или корыстные мотивы побуждают ребёнка взять чужую вещь. Просто боязнь непонимания и неумение вступать в диалог со взрослыми толкают маленького человека делать это без спроса. И только постоянное взаимодействие и открытость к обсуждению мотивов и последствий смогут создать между вами то обоюдное доверие, которое ликвидирует эти неловкие попытки ребёнка к присвоению того, что ему не принадлежит. В случаях повторения подобного, работу по адаптации следует продолжить. Часто помогает вовлечение ребёнка в планирование семейного бюджета, совместных трат. Следует также договориться о размере «карманных», тех самых «личных» денег, которыми ребёнок сможет распоряжаться сам, не спрашивая ни у кого отдельного разрешения, но, возможно, иногда советуясь.

Ни в коем случае не входите в роль детектива, постоянно шпионящего за своим приёмным ребёнком. Иначе рискуете обнаружить феномен «самореализующегося пророчества»: если мама верит, что ребенок украдет, то постоянной слежкой и подозрениями повысит уровень стресса своего чада, вынуждая его на совершение очередных ошибок, и в итоге действительно окажется права, не подозревая, что именно её поведение спровоцировало возникновение очередной проблемы. Пусть даже иногда ребёнок за проступок не будет наказан, но члены семьи будут больше доверять друг другу. У него же появится внутренняя потребность не обижать, а радовать людей, которые так его любят. Вот как об этом написала приёмная мама, сумевшая пройти этот непростой этап, сохранив мир в своей семье:
«Надо помнить, что у многих сирот просто не было хорошего примера перед глазами. Они так делают не потому, что считают, что им всё дозволено, а потому что они к другому не привыкли. Они не привыкли к тому, что о них заботятся. К хорошему тоже надо привыкнуть, а на это необходимо время! Я своей усыновленной дочери много раз задавала вопрос «почему не попросила, почему взяла без спроса?». Но, каждый раз, меня удивляло то, что она действительно не может на этот вопрос ответить. Сейчас она так не делает. А, если бы я отказалась от неё, не дав возможности ей привыкнуть к хорошему, она бы сейчас где-то страдала. Да и мы бы тоже страдали, потому что судьбами людей вообще играть нельзя, а детскими сиротскими — кощунство!»

Вопрос исследовал Дмитрий Третьяков